bey: (Default)
Римская империя времени упадка
сохраняла видимость твердого порядка:
Цезарь был на месте, соратники рядом,
жизнь была прекрасна, судя по докладам.
bey: (Default)
Мне внушал папаша с детства, не жалея отчих сил
Деньги все - и цель и средства, помни это, сукин сын.
И родному человеку я поверил, гран мерси
И папашу под опеку взял я, бог его спаси...

Read more... )

Sex pistols

Dec. 7th, 2014 01:29 pm
bey: (Default)
God save the Queen
the fascist regime,
they made you a moron
a potential H-bomb.

Read more... )
bey: (Default)
Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,
Мусье француз, говняный капитан,
Как помнятся у нас в простонародьи
Над нехристем победы россиян?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?

Ты помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодеров,
И вас давил на ноготке, как блох?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?

Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт-буян?
Французов видели тогда мы многих жопы,
Да и твою, говняный капитан!
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?

Ты помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?

Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жен похваливал да еб?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена мать?

1828
bey: (Default)
Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет – кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
– жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада –
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все стороны четыре.

Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам – подавись мы жмыхом и потолком – не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

1991

Интересно, та девачка, что написала "никогда мы не будем братьями", не под впечатлением ли творила7
bey: (Default)
По осенним годам тяжела тишина,
Словно кто-то вот-вот постучится.
И пускай уж зима, если будет весна.
А не дай Бог, весны не случится!
И уже не спасают ни дом, ни очаг,
Не влекут корабли и вагоны.
И то справа, то слева на штатских плечах
Проступают погоны.
Впереди темнота, позади ничего.
И горит человек в беспокойстве.
И гудят беспокойные мысли его
Об ином социальном устройстве.
Он прочел, разбирая санскрит и латынь,
О властителях вольных и диких.
Он, скитаясь, бродил по обломкам святынь,
По руинам империй великих.
Меж времен и племен он искал без конца
Вариант идеального строя.
Но нигде не нашел для себя образца
И не встретил покоя.
И теперь, в захолустье, в трущобе, в дыре,
Отыскав подходящее место,
Совершенно один на пустом пустыре
Он возводит свое королевство.
Кропотливо, ценою большого труда,
Он рисует проекты и карты.
Он один воздвигает свои города
И свои водружает штандарты.
И шагая под знаменем скорбной любви,
Он навек упраздняет погоны.
Как январь белоснежны его корабли,
И прекрасны законы.
И, хотя он не скрыт от порочной среды
И от мрака жестоких наследий,
Если грянет беда, то причиной беды
Будет только коварство соседей.
Он один, беззащитен, высок, умудрен,
Мастерит, укрепляет и лепит.
А потом отрешенно восходит на трон,
И в душе его трепет.

1986
bey: (Default)

Мужики, что злы и грубы,
На дворянство точат зубы,
Только нищими мне любы!
Любо видеть мне народ
Голодающим, раздетым,
Страждущим, не обогретым!
Пусть мне милая солжёт,
Ежели солгал я в этом!








Нрав свиньи мужик имеет,
Жить пристойно не умеет,
Если же разбогатеет,
То безумствовать начнёт.
Чтоб вилланы не жирели,
Чтоб лишения терпели,
Надобно из года в год
Век держать их в чёрном теле.








Кто своих вилланов холит,
Их ни в чём не обездолит
И им головы позволит
Задирать — безумен тот.
Ведь виллан, коль укрепится,
Коль в достатке утвердится,
В злости равных не найдёт —
Всё разрушить он стремится.






Если причинят виллану
Вред, увечье или рану,
Я его жалеть не стану —
Недостоин он забот!
Если кто о нём хлопочет,
Он тому помочь не хочет
Хоть немножко в свой черёд.
Злобой он себя порочит.






Люд нахальный, нерадивый,
Подлый, скаредный и лживый,
Вероломный и кичливый!
Кто грехи его сочтёт?
Он Адаму подражает,
Божью волю презирает,
Заповедей не блюдёт!
Пусть Господь их покарает!






1195

bey: (Default)
http://er3ed.qrz.ru/primerov.htm

Боже, который Советской державе
Дал процвести в дивной силе и славе,
Боже, спасавший Советы от бед,
Боже, венчавший их громом побед.
Боже, помилуй нас в смутные дни,
Боже, Советскую власть нам верни!

Read more... )
bey: (Default)
СКATКA

Вы yмеeтe cкручивать плотные скaтки?
Почeму? Этo ж труд пycтякoвый!
Зaкaтайтe шинeль, придавите склaдки
И cогните вoт так - пoдкoвoй.
Зaвяжите концы, пoдогнaвши пo росту.
Bсё! Oстaлocь тeпеpь нapядиться...
Это тaк интеpеcнo, и мyдро, и пpoстo.
Это вaм ещe пpигодится.

E.Винокyров, 1947










bey: (Default)
Вчерашний вечер был пропитан добротой,
мы обнимались, пели, громко музыка играла,
вообще не помню как попал домой,
под утро меня очень сильно рвало...


http://alekcei.livejournal.com/6056.html
bey: (Default)
Просыпаюсь с бодуна,
Денег нету нихрена.
Разболелась печень,
Пересохло в горле,
Похмелиться нечем,
Документы сперли.
Глаз заплыл, в мозгу дыра,
Под кроватью брюки.
До чего ж нас довели
Коммунисты-суки!

И. Иртеньев.
bey: (Default)
[livejournal.com profile] marat_ahtjamov

Как порой наше сердце падко
Ко сравненьям простым и грубым,
И сердца нам пленила сказка
Как бодался телёнок с дубом.

То ли дуб был не слишком крепок,
То ли кто подсобил теленку,
Только в этой борьбе нелепой
Дуб сломался тростинкой тонкой

Он погиб – и уж нет опоры,
Волны враз разметали берег.
Победителей нет – у моря
Скалит зубы телёнка череп.

И теперь мы во всём повинны
Мы ведь все – этот дуб ломали…
Так чего ж , удивляться, свиньи,
То, что желуди вдруг пропали...
bey: (Default)
В складках губ, в его лучистом взоре
Непреклонность, воля и борьба.
Знает он, что значит горе,
Подневолье бедного раба.

Он прошел через года лишений,
Он познал и горе и нужду,
Коммунизма жуткое похмелье.
Подчиненье подлому жиду.

Read more... )
bey: (Default)
ПРО 30 КОПЕЕК (автор: А. Орлов)

Копейка – это спичек коробка
Или два пёрышка со звездой,
Ещё она может стать газировкой
(Без сиропа, просто водой),
Две копейки, попросту – «двушка»,
Без которой нельзя позвонить,
А три – уже кваса мелкая кружка
Или уже «с сиропом» попить,
Четыре копейки – булочка с маком
Или баковский презерватив,
Пятак – понятно, для автомата,
В метро проходишь, его опустив,
Ещё пятак – пирожок с повидлом,
Ну а бублик – уже за шесть
И, конечно, кваса пол-литра,
Чтобы не всухомятку есть
На семь покупаем пачку соли
Или тёплую булку французскую
А «фруктовое» вы не любите что ли?
Значит, вы – дураки нерусские!
Восемь копеек – кило картошки,
А лучше – берёзовый сок вкуснячий,
На девять – уже гуляем немножко:
«Дружба» сырок берём однозначно
Десять копеек – сочок томатный
Или билет на «Неуловимые»,
Ну, а одиннадцать – тут понятно:
Это оно, эскимо любимое!
Двенадцать копеек – пустая бутылка,
Монпасье или яблочный сок,
Тринадцать – батон (не руками, а вилкой!)
Четырнадцать – «Прима» (не рано, сынок?)
Пятнадцать – бутылка (уже молочная),
«Полубокс» (причёска), беляшик,
Шестнадцать – чёрный, буханка, точно!
И молока пирамидка из ящика,
Семнадцать – сто грамм разливной сметаны
Восемнадцать – батон, это – проверенно!
Девятнадцать – пломбир, разлюбимый самый,
А двадцать – из бочки стакан портвейна,
Двадцать одна – сотня граммов «взлётной»,
Ситро в стекле – двадцать две копеечки,
Ещё двадцать две – «Беломор» почётный
(Купил, и кури себе на скамеечке),
Столько же стоила кружка пива,
А двадцать три – сосиски с капустой…
Какой же парок он них шёл красивый,
Сейчас бы съел, чтоб мне было пусто!
Ну, напрягаем память бездонную:
За двадцать четыре было чего-то?
Помню! Литр молока бидонного,
Его и сейчас иногда охота.
Двадцать пять – билетик в кинушку
На сеанс «до шестнадцати лет»,
Добавь копейку, бросай войнушку
И лопай «усиленный школьный обед».
Двадцать семь – «Крем-сода» и «Буратино»,
(Выпьешь бутылку, и жизнь - легка),
За двадцать восемь – батонище длинный,
Двадцать девять – сто «докторской» без жирка.
Тридцать, которые два по пятнадцать –
Что это было? Явская «Ява»?
Память, кончай ерундой заниматься,
Помнить всё это – просто подстава!
Цифры советские, памяти пленники
Карандашом обслюнённым химическим
Кто наносил вас на рваные ценники,
Если вы вечными стали практически?
Это же бред, это просто безумие:
Спят Мелитополь, Ростов и Москва,
Но разбуди хоть кого в полнолуние –
Скажет, не думая: «три шийсят два!»
Видел недавно Ефремова в телеке –
Там, где Доронина пела ему,
Гляжу, а на счётчике – тридцать копеек,
Вспомнил все тридцать. Зачем – не пойму.
bey: (Default)
"Пост-интеллигент" Ю.Шевчук

....

Эй, жертва огня! Прикрути свой назойливый свет.
Как жалок твой крик, как, однако, мудра тишина.
Ты жаждешь свободы, ты пьешь, ты ползешь за ней вслед
Ты тоскуешь, родимый, но не ведаешь, как эта баба страшна.

...

Я знаю народ, я вся про него прочитал,
Лишь просвещенье и соки способны его изменить
Народ меня ждет, да я, к сожаленью, устал
О, только не надо меня, пожалуйста, бить.
bey: (Default)
СТИХИ ОБ ИСПАНЦЕ МИГУЭЛИ СЕРВЕНТЕ,
ЕРЕТИКЕ, СОЖЖЕННОМ КАЛЬВИНИСТАМИ

Read more... ) Человек,
Изучивший потребность и возможность
Человека.
Человек, изучивший человека
для человека
Он так и не обратил свой взор к небу,
Потому что тысяча пятьсот пятьдесят третьем году
В Женеве
Он сгорел между двумя полюсами века:
Между ненавистью человека
И невежеством человека.
bey: (Default)
http://www.library.tver.ru/gugo/g03.htm

Вот пленницу ведут. Она в крови. Она
Едва скрывает боль. И как она бледна!
Ей шлют проклятья вслед. Она, как на закланье,
Идёт сквозь ненависть дорогою страданья.
Что сделала она? Спросите крики, тьму
И яростный Париж, задохшийся в дыму.Read more... )
bey: (Default)
Не могу я жить в покое,
Если вся душа в огне,
Не могу я жить без боя
И без бури, в полусне.
Пусть другим приносит радость
Быть вдали от шума битв
Льстит желаний скромных сладость,
Благодарственных молитв.
Мой удел - к борьбе стремиться,
Вечный жар во мне кипит,
Тесны жизни мне границы,
По теченью плыть претит.

...

Так давайте в многотрудный
И в далекий путь пойдем
Чтоб не жить нам жизнью скудной
В прозябании пустом
Под ярмом постыдной лени
Не влачить нам жалкий век
В дерзновенье и стремленье
Полновластен человек.
bey: (Default)
Зачем терпеть в расцвете сил
Ярмо порабощенья?
К оружью, братья! Наступил
Великий час отмщенья.Read more... )
bey: (Default)
Святой четверг

Чем этот день весенний свят,
Когда цветущая страна
Худых, оборванных ребят,
Живущих впроголодь, полна?

Что это - песня или стон
Несется к небу, трепеща?
Голодный плач со всех сторон.
О как страна моя нища!

Видно сутки напролет
В ней стоит ночная тьма,
Никогда не тает лед,
Не кончается зима.

Где сияет солнца свет,
Где роса поит цветы,-
Там детей голодных нет,
Нет угрюмой нищеты.

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios